Уроки Нюрнберга. Приговор не был достаточно суров

20.11.2020 | Информационное агентство ТАСС

Дмитрий Хазанов вспоминает знаменитый судебный процесс, который начался 75 лет назад.

Впервые обсуждение вопроса о необходимости проведения международного военного трибунала над нацистскими преступниками советское правительство инициировало осенью 1942 года. Тогда же это предложение поддержали США и Великобритания. 

"Лучше — расстрелять"

Политическое заявление "Об ответственности гитлеровских захватчиков и их сообщников за злодеяния, совершенные ими в оккупированных странах Европы" было сделано Москвой 14 октября. Исход Сталинградской битвы был неясен, не слишком благоприятно для Красной армии развивались пока события под Ленинградом и Ржевом, до окончания войны было еще два с половиной года, но советское руководство не сомневалось: суд над нацизмом обязательно состоится.

"Советское правительство, — писала тогда "Правда", — признало необходимым безотлагательное предание суду специального международного трибунала и наказание по всей строгости закона любого из гитлеровских главарей, оказавшихся уже в процессе войны в руках властей государств, борющихся против гитлеровской Германии. Совершенно очевидно, что нет и не может быть никаких сомнений в справедливости и полной обоснованности этого требования".

Эта тема поднималась в Тегеране на встрече лидеров стран антигитлеровской коалиции в конце 1943 года, а во время Ялтинской конференции 9 февраля 1945 года при обсуждении вопроса о наказаниях гитлеровской верхушки Черчилль, говоря, что непосредственных виновников нужно выдать тем странам, где они совершили свои злодеяния, неожиданно для присутствовавших заявил: "Лучше всего было бы расстрелять главных преступников, как только они будут пойманы".

Однако подобный скорый и непубличный способ наказания главарей Рейха, предложенный британским премьером, не устраивал СССР, поскольку многие факты предвоенного времени и событий Второй мировой остались бы в тени, без освещения деталей и всесторонних оценок. Не понравилось Сталину и предложение президента Рузвельта о том, что "процедура [наказания] не должна быть слишком юридической. При всех условиях в суд не должны быть допущены корреспонденты и фотографы".

По очень многим аспектам политического, экономического и военного взаимодействия союзников новый президент США Гарри Трумэн, сменивший скончавшегося 12 апреля 1945 года Рузвельта, оказался более трудным партнером для переговоров, чем предшественник, но в данном вопросе он поддержал идею гласного международного суда над главными нацистскими преступниками.

Однако и после этого министр иностранных дел Великобритании Энтони Иден высказался о "нецелесообразности проведения подобного суда, но их страна согласится, если он все же состоится". Англичане мотивировали подобные сомнения тем, что суд победителей над побежденными "не будет чистой юридической процедурой". Но значило ли это, что при таком подходе побежденные, какие бы чудовищные преступления они ни совершили, вообще неподсудны? Все же вскоре в Лондоне началась подготовка уставных документов Международного трибунала.

Противоречия между союзниками

Разработанные представителями СССР, США, Великобританией и Францией принципы устава Международного трибунала в 1945 году на Лондонской конференции подписали делегаты 23 стран и утвердила Генеральная Ассамблея ООН. Подсудимым предъявлялись обвинения по следующим пунктам: реализация агрессивных планов нацистской партии, преступления против мира и человечности, военные преступления. Таким образом, была создана правовая основа будущего процесса и Нюрнберг перестал быть исключительно политическим делом стран-победителей.

При подготовке процесса имел место ряд договоренностей между союзниками. Не обсуждались, во всяком случае, не акцентировались вопросы Мюнхенского сговора, пакта Молотова — Риббентропа, тайных переговоров Рудольфа Гесса с английскими политиками в мае 1941 года, подробности которых неизвестны и поныне. Не касались также таких тем, как финансирование гитлеровской военной машины американскими корпорациями, причины исчезновения тысяч польских офицеров и высокопоставленных чиновников в Катыни, последствия ковровых бомбардировок британскими самолетами немецких городов, в результате чего почти вся Западная Европа лежала в руинах (впрочем, американцы также "отличились" в Дрездене и при сбросе атомных бомб на Хиросиму и Нагасаки).

В то же время раскол между союзниками по антигитлеровской коалиции, предпосылки к которому подспудно существовали в течение всей войны, перерос в открытые разногласия именно при президенте Трумэне, причем первым заложил камни в фундамент холодной войны британский премьер Черчилль, инициатор операции "Немыслимое" — плана военной агрессии, или, как это обозначали высокопоставленные британские генералы, превентивной войны против Советского Союза при участии гитлеровских военных соединений.

Представители обвинения от СССР во главе с прокурором Романом Руденко, судьей — генерал-майором юстиции Ионой Никитченко и полковником Александром Волчковым временами горячо спорили с западными коллегами. Еще до первого заседания имелись проблемы с составом судебной комиссии по военным преступлениям (например, англичане настаивали на включении представителей своих доминионов, но возражали против участия тех союзных республик, которые наиболее пострадали от гитлеровского нашествия, таких как Украинская и Белорусская ССР), местом проведения трибунала (наша страна хотела собраться в Берлине), но в конце концов эти вопросы согласовали.

Список главных военных преступников, куда вошли 24 человека, союзники утвердили 29 августа 1945 года, а 20 ноября открылся сам процесс. То, что Гитлер, Гиммлер и Геббельс совершили самоубийство и не могли быть преданы суду трибунала, повлияло на поведение подсудимых, которые всеми правдами и неправдами пытались свалить вину на тех, кто уже не мог отвечать за случившееся, особенно на фюрера — его имя упоминалось на процессе около 12 тыс. раз. Несомненно, что гитлеровские главари отлично ориентировались в международной обстановке, в максимальной степени постарались использовать все противоречия, которые накопились между союзниками. При этом победители организовали трибунал с соблюдением всех процессуальных формальностей, поскольку каждый подсудимый мог ознакомиться с обвинением, выбрать себе адвоката, выступить с репликами и последним словом.

В преступления нацистов отказывались верить

Символизм Нюрнберга, который навсегда останется в истории, трудно переоценить. Именно здесь в сентябре 1935 года по инициативе Гитлера на съезде Национал-социалистической партии приняли расистские законы ("О гражданине Рейха" и "Об охране германской крови и германской чести"), по которому фактически лишались немецкого гражданства евреи и цыгане, под страхом смерти запрещалось "осквернение крови", устанавливались другие ограничения для "неполноценных", по мнению нацистов, людей. Спустя десять с лишним лет здесь начали выявлять и наказывать в судебном порядке тех, кто рьяно исполнял эти преступные акты.

Советская сторона хорошо подготовилась к процессу. В ходе выступления наших прокуроров были оглашены материалы Чрезвычайной государственной комиссии СССР, зафиксировавшие использование гражданских лиц в качестве "живых щитов", деятельность различных расстрельных групп и отрядов, убийство заложников и массовые казни, включая Бабий Яр, Багерово, Ейск (там нацисты замучили более 200 детей).

Процесс проходил напряженно. Подсудимые, чувствуя сложившуюся политическую ситуацию, послевоенное обострение отношений между СССР и Западом, умело тянули время, рассчитывая уйти от наказания. В этой непростой ситуации ключевую роль сыграли жесткие и профессиональные действия советского обвинения. Окончательно переломил ход процесса фильм о концлагерях, снятый фронтовыми кинооператорами. Жуткие картины Майданека, Заксенхаузена, Освенцима развеяли сомнения трибунала (многие представители западных стран полагали, что зверства нацистов, о которых заявляла советская сторона, преувеличены, изначально не веря в возможность совершения гитлеровцами настолько чудовищных и массовых преступлений).

Появление в зале суда бывшего командующего 6-й германской армии генерал-фельдмаршала Фридриха Паулюса, тайно доставленного в Нюрнберг и неожиданно представленного советской прокуратурой в качестве свидетеля, не оставило равнодушными ни подсудимых, ни прессу. Паулюс был одним из тех, кто разрабатывал операцию "Барбаросса", а теперь указал на Кейтеля, Йодля и Геринга как на ключевых участников подготовки и организации нападения на СССР.

По результатам работы Международного военного трибунала, а приговор зачитывали в течение всего сентября 1946 года, к смертной казни через повешение были приговорены многие нацисткие бонзы, включая упомянутых Кейтеля и Йодля, осуществлявших в годы войны руководством вермахтом. Приговорили к высшей мере и Геринга, но тот смог усыпить бдительность охраны и принял яд.

Освобожденные от наказания

Однако были и оправданные нацисты. Трибунал освободил от наказания чиновника Министерства народного просвещения и пропаганды Ганча Фриче, ближайшего сподвижника Геббельса, крупнейшего промышленника и финансиста Ялмара Шахта, немецкого дипломата Франца фон Папена, одного из главных "действующих лиц" при осуществлении аншлюса Австрии в 1938 году, а затем многолетнего посла Германии в Турции, который сначала предпринимал попытки втянуть эту страну в войну против СССР, а впоследствии всячески препятствовал объявлению войны гитлеровской Германии.

Шахт, занимая должность министра финансов Германии и главы Рейхсбанка, приложил огромные усилия для приведения Гитлера к власти и милитаризации экономики, триумфально покинул здание суда, несмотря на аргументированные возражения советской стороны. Он на протяжении 12 лет тесно сотрудничал с фюрером, обеспечивая экономическую и финансовую базу для создания гитлеровской военной машины, готовя экономику страны для ведения агрессивных войн, принимая участие в преследовании евреев и разграблении оккупированных немцами территорий. Но он был тесно связан с американскими банкирами и промышленниками…

Один из очевидцев этого процесса, секретарь советской делегации, журналист Аркадий Полторак вспоминал: "На следующий день в фотолаборатории Дворца юстиции [Нюрнберга] мне дали снимок, запечатлевший ее окончание… Что-то омерзительное было в этой фотографии. Люди в американской военной форме с восторгом трясли руку Шахту и Папену (Фриче выпустили чуть раньше — прим. ТАСС), поздравляли их так, как поздравляют обычно родного человека, оправившегося после тяжелой и казавшейся безнадежной операции".

В то же время в памяти судей и других участников процесса осталось заявление Фриче в Нюрнберге, что "он организовал широкую кампанию антисоветской пропаганды, пытаясь убедить общественность в том, что в этой войне повинна не Германия, а Советский Союз; никаких оснований к тому, чтобы обвинять СССР в подготовке военного нападения на Германию, у нас не было".

Нюрнберг остался исключительно военным трибуналом, созданным специально, чтобы предать суду нацистский режим. Кроме основного процесса, состоялось еще 12, которые неофициально назывались малыми Нюрнбергскими трибуналами, и в их рамках в 1946−1950 годах рассматривались дела еще около двух сотен деятелей нацистского режима. Но если ни одного из подсудимых "главного процесса" не освободили раньше времени, то уже в 1951 году многие из осужденных в рамках "малых" процессов были амнистированы, а для других были сокращены сроки заключения.

Тем не менее с Нюрнбергским трибуналом тесно связан процесс денацификации — очищения послевоенного германского общества и политики от влияния нацистской идеологии. Она проводилась по инициативе союзников и основывалась на решениях Потсдамской конференции и самого трибунала.

"Не полностью выполнил свою миссию"

"Без Нюрнберга сегодняшний мир был бы иным, был бы гораздо хуже, гораздо опаснее, и фашизм поднимал бы голову куда более нагло и безнаказанно, — считает политолог и историк Вячеслав Никонов. — Но Нюрнберг, к сожалению, не полностью выполнил свою миссию: Советский Союз протестовал тогда против слишком мягкого приговора ряду основных фигурантов процесса, ни один из которых даже не покаялся и не признал свою вину".

Действительно, трибунал, признав виновными в преступлении против человечности представителей руководства вермахта генерал-фельдмаршала Кейтеля и генерал-полковника Йодля, отказался признать преступным германский Генеральный штаб или военное командование в целом. При этом огромное количество преступлений совершили "обычные" германские солдаты и офицеры, как и имперский кабинет. Рискнем предположить: западные союзники не исключали возможности использовать в будущем хорошо налаженную военную машину Германии в своих интересах. По свидетельствам очевидцев, оправдание штурмовых отрядов вызвало видимое изумление даже у Геринга.

В Нюрнберге признали преступными СС и гестапо, но к ним не приравняли Украинскую повстанческую армию, бандеровские формирования, прибалтийских эсэсовцев, другие аналогичные структуры. Это позволило всем им, независимо от количества крови на руках, после войны без особых помех укрыться в западных странах, а сегодня называться "героями антибольшевистского сопротивления".

Прошло 75 лет, а значение того процесса трудно переоценить. Генеральная Ассамблея ООН 11 декабря 1946 года единогласно приняла резолюцию, которая подтвердила "принципы международного права, признанные статутом Нюрнбергского трибунала и нашедшие выражение в решении этого Трибунала". Преступления против мира и человечества не имеют срока давности, практически каждая попытка применения международного уголовного права, предпринятая после 1946 года, сопровождалась отсылкой к Нюрнбергскому процессу и уставу Международного военного трибунала, эти решения не должны подлежать ревизии и в XXI веке.


Информационное агентство ТАСС, 20 ноября 2020 г.



Возврат к списку