Слово главного редактора

09.01.2020 | Журнал «Стратегия России»

Проблем у нашего языка много. И в последние месяцы прошедшего года эта тема активно обсуждалась. В том числе, на XIII Ассамблее Русского мира, которая состоялась в Волковском театре, в древнем Ярославле. Об этом также говорили на съезде учителей русского языка и литературы, который прошел в стенах Московского государственного университета, на президентском Совете по русскому языку, на съезде Общества русской словесности.
Когда в 2007 году создавался фонд «Русский мир», я поинтересовался нашими учебниками русского языка. И обнаружил, что их было шестьдесят. Как мне тогда показалось, шестьдесят разных, если так можно выразиться, русских языков. Сегодня у нас 17 учебников, и это большой прогресс. По моему убеждению, в перспективе необходимо выйти на 3-4 базовые линейки учебников русского языка.
Это будет один русский язык, на котором мы могли бы говорить в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами. Правда, эти стандарты утверждаются в спешке. И у меня сложилось ощущение, что результаты общественных обсуждений, которые проходили в отношении ФГОСов, не нашли отражения в той редакции, которая представлена на утверждение в Российскую академию образования. Об этом же говорили и на недавнем заседании президентского совета по русскому языку. Должен быть стандарт, общий для всех государственных структур, для телевидения, для средств массовой информации и даже для депутатов Государственной Думы. Потому что с её трибуны порой звучат слова, которые не хотелось бы слышать от носителей литературного русского языка. И начинать, как мне кажется, нужно со знания правил склонение числительных.
На заседании президентского совета прозвучали цифры сокращения количества выделяемых бюджетных мест в вузах. У нас растет число выпускников школ и сокращается количество бюджетных мест для приёма в высшие учебные заведения. Нелогично. К счастью, поскольку минимальное количество бюджетных мест определяется законом Российской Федерации, мы эту тенденцию обязаны остановить. Мы не сможем сохранить русский язык, если не будут устанавливаться необходимые контрольные цифры приёма на филологические специальности. И здесь речь идёт не только о русском языке, но и о родных языках всех народов, которые мы представляем в стенах Государственной Думы.
Нельзя профессорам даже самых уважаемых вузов унижать наш язык, называть его «клоачным и убогим». Профессор потом извинился и сказал, что на самом деле его не правильно поняли. Но профессор филологии должен изъясняться так, чтобы его понимали. Иначе необходимо ставить вопрос о несоответствии профессора профессиональным стандартам.
Русский язык нужно защищать и внутри страны, и за рубежом. К сожалению, наш язык оказался наказанным. Ни один язык не терял так позиции в последние десятилетия, как русский. После распада Советского Союза и социалистического лагеря количество людей, говорящих по-русски, сократилось в мире приблизительно на 50 млн человек. Пришло новое поколение, для него нужны совершенно другие подходы, программы, учебники.
И то, что предпринимается сейчас Россией, это много, но явно меньше масштаба той проблемы, с которой мы, к сожалению столкнулись. А мы столкнулись с тем, что русский язык вытесняется из образовательной системы прибалтийских государств, русский язык запрещен в качестве языка преподавания на Украине.
***
Недавно я давал интервью «Комсомольской правде» по поводу принятого в Латвии закона об обучении на русском языке. С 1 декабря в этой стране окончательно запретили школьникам учиться на русском языке. Такое решение принял Конституционный суд Латвии. И оно находится в вопиющем противоречии с европейскими нормами, с нормами Европейского Союза, которые предусматривают защиту прав всех национальных меньшинств.
Во многих европейских странах преподавание ведётся на нескольких языках. К сожалению, есть и такие исключения, такие «исключительные» страны, где у власти находятся этнократические режимы. Если называть вещи своими именами, то они проводят политику апартеида. Я вполне осознано употребляю это слово – то, что творится сегодня в Латвии, является дискриминацией людей по национальному признаку. Причём, достаточно свирепой дискриминацией, которая касается всех сторон жизни: прав граждан, образования, прав собственности и так далее.
Дискриминация «неграждан» в Латвии просто зашкаливает. И это при том, что русскоязычных в этой стране больше, чем не русскоязычных. По-русски там говорят абсолютно все, по-латышски – далеко не все. Но русские дети сейчас вынуждены будут учить латышский. Казалось бы, зачем протестовать – ведь дети очень быстро усваивают чужой язык. В том-то и дело, что чужой! Обучение на неродном языке всегда многократно снижает качество обучения. Следовательно, это падение уровня образования во всей стране. И это делается сознательно.
Решение Конституционного суда Латвии вызовет дальнейшее обострение межнациональных конфликтов. Потому что сила государства заключается в том, насколько оно способно обеспечить межнациональное согласие. В России 35 государственных языков, а преподавание ведётся на 86 языках народов нашей страны. Именно в этом – наша сила.
Если в нашем многомерном и многонациональном мире в какой-то стране вводится один язык – и государственный, и язык преподавания, то в этом случае эту страну обрекают на то, что она рано или поздно взорвётся. Мы это давно видим на Украине. Там происходит раскол общества не просто по вопросам идеологии, не просто по тому, какой у кого паспорт, а по вопросам языка. А ещё и по вопросам веры. Всё это гарантия того, что общество взорвётся.
Такие государства явно или скрытно находятся под давлением извне, под управлением. И чаще всего – из-за океана... А тамошние эмиссары проводят такую политику, которая обрекает эти страны на то, что они становятся антироссийскими, русофобскими инструментами.
Вернусь к Латвии. Здесь власти говорят, что отказав русским в обучении на русском языке, они якобы восстановили историческую справедливость. Однако никакой справедливости, тем более, исторической, там и близко нет. Просто напомню, что все образование в Латвии было организовано в то время, когда она в качестве Лифляндской губернии была в составе Российской империи. Преподавание велось на русском языке, так что исторические традиции высшей школы Латвии были заложены, когда она была частью России. То, что сейчас происходит, это поворот от большой науки, поскольку её язык, её терминология специфические. В русском языке такие термины есть, в латышском их нет и быть не может.
Мы должны реагировать на такие решения латвийских властей резко отрицательно. Естественно, все необходимые заявления на этот счёт уже делались и будут ещё сделаны. Но, кроме того, у нас есть все возможности, чтобы повлиять на ситуацию через нормы Европейского союза. Ведь на русском говорит очень большое количество людей в Евросоюзе – он пятый или шестой по использованию. Если собрать необходимое количество подписей под соответствующей петицией о введении русского языка, как официального языка Европейского союза, то в этом случае невозможно будет запретить преподавание на русском в любой стране Евросоюза.
Я думаю, по этому направлению нам и надо двигаться, при этом осуществляя все необходимые меры дипломатического, политического и прочего давления на Латвию, члена ЕС и НАТО, чтобы там отказались от этой глупости и предоставили людям право на обучение на родном языке.
***
Саммит, посвященный 70-летию НАТО, должен был пройти в Лондоне в начале декабря в торжественной, даже праздничной обстановке. Однако он не обошёлся без кипения страстей и разногласий. Президент Трамп, например, обиделся на канадского премьера Трюдо, обозвал его «двуличным» и покинул саммит.
И это понятно. Отношения внутри Североатлантического блока далеки от радужных. Все недовольны Трампом и Соединёнными Штатами, которые, с одной стороны, заявляют, что НАТО – устаревшая организация, а с другой – заставляют увеличивать взносы в бюджет блока. И, кстати, добились этого. Под давлением США военные расходы Североатлантического альянса за последние два года выросли на 130 млрд. долларов. Напомню – весь оборонный бюджет Российской Федерации составляет порядка 48 млрд. долларов.
Клубок противоречий велик. Франция недовольна позицией США. И когда Макрон говорит о «смерти мозга» НАТО, то, естественно, американцы принимают это на свой счёт. Ведь всем давно известно, где находится мозг НАТО. Эрдоган тоже принял это на свой счёт, оскорбил Макрона, порекомендовав тому обратиться к врачу со своим мозгом. Возник дипломатический скандал между Францией и Турцией. Одновременно ещё один скандал возник между Грецией и Турцией. На этот раз – на почве энергетики. Вдобавок Эрдоган заявил, что Турция не поддержит план НАТО по защите Польши и Прибалтики, если альянс не признает курдские формирования террористической организацией. Однако для «мозга НАТО», для США курды – союзники.
Развалится ли от этого альянс? Конечно, нет.
Участники блока полагают, что он позволил им выиграть холодную войну. А сейчас НАТО – инструмент американского глобального доминирования. Как бы ни относился к альянсу сам Трамп, ясно, что американское глубинное государство полностью интегрировано с НАТО.
Что касается отношений России и НАТО, то сейчас наша страна – это обоснование существования альянса. После окончания холодной войны казалось, что блоки будут распущены, но НАТО имело другие цели. Все сомнения были преодолены, когда отыскался враг в лице России.
Российский фактор (возвращаюсь к русскому языку) – вот что цементирует альянс. Лжи там сколько угодно, но в последние месяцы накал антироссийских страстей несколько снизился. Поэтому курс, который сейчас предлагает Столтенберг, – «сдерживание и диалог» – это определённый шаг вперёд по сравнению с предыдущими годами.
В свою очередь, Россия всегда готова к диалогу настолько, насколько готова к нему другая сторона.
Мы не можем игнорировать тот факт, что НАТО является серьёзным военным и военно-политическим вызовом для нашей страны. Поэтому неслучайно начало саммита было встречено вполне реалистичным заявлениям Владимира Путина о необходимости поддерживать обороноспособность страны на таком уровне, чтобы пресечь даже мысли о возможности военного давления НАТО на Российскую Федерацию.

Вячеслав НИКОНОВ

Журнал «Стратегия России», январь 2020 г.



Возврат к списку