Слово главного редактора

15.08.2018 | Журнал «Стратегия России»

Два события стали знаковыми в июле – завершение чемпионата мира по футболу и встреча президентов России и США. Владимир Путин прибыл в Хельсинки не только как президент великой державы, но и как глава страны- хозяйки мирового футбольного первенства, лучшего в истории. Гостями чемпионата стали лидеры многих государств, с которыми российский президент неформально общался. Прекрасно проведённый чемпионат сломал стереотипы, насаждаемые западной пропагандой, и показал миру настоящую Россию – красивую, гостеприимную, богатую и великодушную. Устремлённую в будущее.

Положительный настрой, вызванный чемпионатом, конечно же, не мог не сказаться на ходе переговоров Путина и Трампа. Во всяком случае, все мы с надеждой ждали результатов саммита, и, похоже, не ошиблись в ожиданиях. Это подтверждает и градус раздражения, которое вызвала встреча Путина и Трампа – многие сенаторы, вся либеральная пресса, и не только американская, до сих пор захлёбывается от ненависти к американскому лидеру. Люди, которые ненавидят Трампа – в массе своей русофобы, и если они настолько недовольны, значит, в Хельсинки действительно произошло позитивное для мира событие. Тем более, оба президента заявили, что остались довольны результатами саммита.

Конечно, рано говорить о решительном, бесповоротном прорыве в российско-американских отношениях – их вектор определяет не только Дональд Трамп, но и «вся королевская рать» за его спиной. Однако из выступлений Путина и Трампа перед журналистами после саммита и из интервью президентов информационному каналу Fox News надо сделать несколько основных выводов.

Вспоминая слова популярной песни, можно сказать: «между нами тает лёд». То есть появилась надежда, что будут разморожены некоторые каналы коммуникации. Главный такой канал – разоруженческий. Надо возобновлять переговоры, сказал Путин, чтобы продолжить действие договора по наступательным стратегическим вооружениям, чтобы сохранить договор по ракетам средней и малой дальности, укрепить договор по нераспространению ядерного оружия. В этом русле предполагается разморозка переговоров по ограничению вооружений, которые не велись на протяжении многих лет после того, как они проходили в постоянном режиме.

Затем будут возобновлены каналы, связанные с борьбой с терроризмом и киберпреступностью. Сирийское направление оба президента определили как поле, на котором возможны совместные действия. Трамп сказал, что между нашими военными коммуникации лучше, чем между политиками, и это отражает реальную ситуацию. А она сводится к тому, что и Россия, и Соединённые Штаты находятся в тесном контакте со всеми игроками на Ближнем Востоке, в том числе, с Израилем и Ираном. Это база для того, чтобы предложить совместный план, в результате которого будет уничтожен ИГИЛ, и США, в конечном счёте, уйдут из Сирии.

Забавно прозвучали слова американского лидера, что Соединённые Штаты освободили от террористов 98 процентов сирийской территории. Конечно, Трамп хорошо знает, кто на деле освобождает Сирию, но эти слова предназначены для «внутреннего употребления» – и чтобы отчитаться перед американской аудиторией за действия на Ближнем Востоке, и чтобы заранее подготовить общественное мнение к решению об уходе США из Сирии.

Размораживаются, надо полагать, контакты на уровне общественных организаций и структур гражданского общества. Высказались президенты о том, чтобы сделать постоянными парламентские контакты, и это мы только приветствуем. Недавний приезд в Москву группы американских сенаторов был воспринят как сенсация, а нам необходимо сделать такие обоюдные визиты рутиной. Путин говорил о воссоздании экспертной группы, которая должна заняться стратегическими проработками двухсторонних отношений. Мы с сенатором Алексеем Пушковым в 1990-е годы участвовали в работе Аспенской стратегической группы, которая занималась схожими проблемами, но в последние пятнадцать лет ничего подобного просто не было. А ведь и в годы холодной войны, и после неё совместные мозговые штурмы экспертов показали свою эффективность в выработке общей повестки дня.

То есть размораживается большое количество каналов взаимодействия между Россией и Соединёнными Штатами.

Интересно рассмотреть, с каким настроением Дональд Трамп приехал на саммит. Американский президент, за день до Хельсинки отчитавший, как детей, руководителей НАТО и ЕС, не произнёс на саммите ни одного слова, которое можно истолковать как обидное для России. Я думаю, Трамп благодарен Путину за сдержанную и конструктивную позицию. Трамп пошёл на рискованный шаг, согласившись на встречу с российским лидером в качестве партнера, невзирая на ожесточённое сопротивление собственной политической элиты. Сегодня Трамп чувствует, что у него есть силы и он ощущает свою правоту. Он знает, что не является агентом Кремля, что не российские хакеры избрали его президентом. Следовательно, и СМИ, и спецслужбы врут и в том, и в другом случае. Трамп хочет быть самостоятельной фигурой в международной политике, что и подкрепляет его решимость искать общий язык с Владимиром Путиным. Теперь у Трампа сложная задача: защитить результаты саммита в Соединённых Штатах. А это будет непросто – вал критики обрушился на него буквально в тот момент, когда встреча двух лидеров в Хельсинки завершилась.

Стал ли мир лучше после этой встречи? Несомненно, стал. Будет ли он безопаснее? Есть надежда, что будет. Наконец, войдёт ли саммит Путина и Трампа в учебники истории? Убеждён, что войдет. А мы стали свидетелями исторического события.


Вячеслав НИКОНОВ


Журнал «Стратегия России», август 2018 г.