Секреты национального кода: русский мир от Ирана до Кот-д-Ивуара

06.11.2017 | Информационное агенство ТАСС

"Русский мир — это не цвет кожи, как вы сами можете наблюдать, это не какая-то религия, это общество, которое объединяет людей с общим мышлением", — говорит мне колоритный темнокожий кот-д-ивуарец. Его окружили русские красавицы в народных костюмах, и все терпеливо исполняют просьбы фотографов и "селфистов" запечатлеть это красочное единство.

Гости и участники из 75 стран приняли участие в XI Ассамблее Русского мира, которая прошла во время празднования Дня народного единства 3-4 ноября. Главная тема форума — "Идеи Русского мира для мира". Выработка новых идей в XXI веке происходит в условиях непростой международной обстановки — неприкрытого давления, санкций, демонизации образа России на Западе. Так уже и раньше бывало в истории, и главный вопрос — это сплочение русского мира. Над этим размышляли участники форума — лидеры организаций соотечественников, политики, духовенство и педагоги, деятели науки и культуры, представители разных национальностей и континентов.

Местом проведения ассамблеи был выбран Нижний Новгород. В 1612 году именно под стенами древнего нижегородского кремля Минин и Пожарский сформировали народное ополчение, освободившее Москву от поляков.

"Русский мир — это русский язык"

Уроженец Кот-д-Ивуара Аду Яо Никэз после того, как его отпустили фотографы, рассказал мне немного о себе. Впервые приехав в Москву в 2002 году, он знал русский язык только по названию. Сейчас он — доцент кафедры международного права РУДН и президент Ассоциации иностранных студентов России.

"Что такое русский мир? Я его связываю, конечно, с собой, потому что в русский мир входит тот, кто в первую очередь знает русский язык, — улыбается Аду. — Если вы не знаете языка, то не можете ассоциироваться с русским миром".

Аду уверен, что русский язык — это уже язык и его детей, и будущих внуков. Спрашиваю, а что он видит общего между Африкой и русским миром. Тогда он начинает вспоминать историю.

"Западная политика — это капитализм, производство, прибыль. От этого страдают развивающиеся страны. Мы, к сожалению, стали жертвой этой политики. Вспомните историю Африканского континента. Сначала арабская работорговля, дальше европейская работорговля, потом колониализм, сейчас неоколониализм. Понимаете? Вот что представляет из себя Запад, с моей точки зрения. С другой стороны, наша российская ассоциация — это свободное мышление, свобода выбора, — говорит Аду, пытаясь подобрать нужные слова. — В России живут разные люди. Пожалуйста, развивайся как хочешь. Вот это та свобода, которую Запад не дает развивающимся странам".  

 Пушкин и в Африке "наше все"

На ассамблее журналисты, собравшиеся у зала пленарного заседания, постоянно "выцепляют" кого-нибудь для пресс-подхода. И получается, что главные герои — участники форума — это преподаватели, учителя. Вот, например, основатель русской школы "Грамота" в Монреале Татьяна Кругликова рассказывает о достижении этого учебного заведения, где число учащихся с 30 человек в 1994 году выросло сейчас до 600 — все дети от трех до 11 лет. А после уже Зейнаб Моаззен-заде, преподаватель русского языка в Мешхедском университете имени Фирдоуси (Иран), делится своим опытом. Радуется, что иранцы проявляют интерес к русскому языку.

"Сейчас в трех городах Ирана преподают русский язык: в Тегеранском университете, в нашем вузе и еще в одном. К нам ежегодно поступают 25-30 студентов, приходят на кафедру. Сама я 15 лет назад впервые приехала с мужем в Россию. Он был аспирантом здесь, а первая моя специальность — преподаватель персидского языка, но мы полюбили русскую литературу и начали изучать русский язык", — рассказывает гостья из Ирана.

Разговор касается русских классиков. "Пушкин — это не только ваше все, он и наш, это уже мировое достояние", — подчеркивает Зейнаб. Так или иначе, но все здесь говорят об одном: всех — и русских, и иностранцев — объединяет и соединяет русский язык.

К слову, фонд "Русский мир" ежегодно организует поставки новых учебников русского языка и литературы в дальнее и ближнее зарубежье. В один только Таджикистан с начала прошлого года было передано полмиллиона учебников из России. Участники форума отмечали интересный момент: число людей, говорящих по-русски, за пределами России сейчас уже чуть ли не больше, чем в самой России. 

"Миру — мир"

Традиционно идеям русского мира был присущ глобальный характер, что, собственно, и дало направление основной дискуссии — идеи для мира. Эксперты вспоминали и знаменитую формулу "Москва — Третий Рим", определявшую Русь как крупнейшую христианскую державу после падения Византии, и идею построения коммунизма в XX веке, увлекшую за собой, несомненно, значительную часть человечества.

Президент общества "Франко-российский диалог", князь Александр Александрович Трубецкой, напомнил о демографическом прогнозе Дмитрия Менделеева относительно численности жителей России к концу XX века — более 500 миллионов человек — и заключил, что "никто больше, чем наша страна, не пострадал от войн и смут".

"Наша задача сегодня — не противопоставлять себя миру, а найти ту самую идею русского мира для мира. А она простая — миру мир, — заявил в ответ председатель Верховного совета Приднестровской Молдавской республики Александр Щерба. — Мир без войны, без агрессии, без давления, мир без желания насадить свою волю принуждением или силой оружия. Это мир многонациональный и многоконфессиональный. Наша задача в рамках Русского мира — задавать истории четкий понятный вектор, вектор развития".

На уникальный российский опыт добрососедства разных народностей и конфессий, интегрированных в русский мир, обратили внимание и представители мусульманской общины. Замглавы Совета муфтиев России Рушан Аббясов подкрепил этот тезис конкретным примером.

"Наша мусульманская община в городе Пушкино в Подмосковье решила сделать подарок православным и организовать перед Пасхой субботник — убрать прилегающую территорию храма. Они пришли к нам за благословением, рассказали про их идею, и мы их, конечно, благословили. И вот после пятничной молитвы эти люди, 70-80 человек, все вышли и, несмотря на дождливую погоду, на сырость, убрали территорию храма… Мне запомнилось высказывание священника в тот день: "Для меня Пасха началась уже сегодня", — рассказал Аббясов.

"Мы можем предложить этот наш опыт добрососедства, межрелигиозного диалога — модель, которая вырабатывалась веками, — резюмировал мусульманский лидер. — Наша сила в том, что каждый этнос в стране несет свою уникальную культуру. Только сохранение этого многообразия культур и народов позволит русскому этносу полноценно заявить о себе на международной арене".

Русский мир: "пышная крона и корни"

Митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий для наглядности представил ситуацию в виде метафоры, назвав Россию "огромным деревом с мощным стволом и пышной кроной". Ствол — это русские, крону составляют многочисленные народности и народы. Западной политологией, оговорился Георгий, это древо жизни "не вписано в систему координат", а именно непонятно, как такая огромная территория может быть одной страной, как русские "впитали" в себя столько народов.

"У этого великого древа есть еще корни, а корни — это Святая Русь, — продолжил митрополит. — Это те люди, наши предшественники, которые впитали в себя дух Евангелия и сумели привнести в мир согласие, взаимопомощь, жертвенную любовь, и нам нужно сохранять это. Без Святой Руси невозможна никакая Россия, мы должны с вами это понимать".

"Мы готовы поделиться этим своим опытом — жить по совести, честно. Опытом сохранения старины и традиций", — развил эту мысль применительно к теме "идеи Русского мира для мира" глава Старообрядческой церкви митрополит Корнилий.

Вслед за представителем РПЦ он продолжил говорить аллегориями, предложив собравшимся выражение "духовное импортозамещение". "Нам нужно возвращаться к своим истокам, на свою духовную родину, — сказал Корнилий. — Процесс, который у нас называют "импортозамещением", — это, как известно, экономический процесс, но я думаю, что он еще и духовный. Это возвращение к своим истокам, к Святой Руси, к истинному православию".

Митрополит по традиции поставил в пример старообрядцев, которые всегда являли собой "живое воспоминание о той поре, когда человек мог быть крепостью, а не лавкой, торгующей вразнос".

Присутствовавший на собрании известный итальянский политический и общественный деятель Джульетто Кьеза не без иронии заметил, что "с трудом понимает то, о чем здесь говорят". "Мы на Западе уже не понимаем себя, не помним, кто мы, откуда", — посетовал он, имея в виду отказ европейцев от традиционных ценностей.

Кьеза напомнил одну из последних инициатив британского правительства, попросившего ООН в угоду трансгендерам заменить понятие "беременная женщина" на "беременный человек". "Дискуссия идет о ценностях. Проблемы выживания человечества — это на повестке дня", — сказал итальянец. И добавил: "В юности я был революционером, как и многие, потом стал консерватором. Сегодня быть консерватором — это самый большой революционный шаг, который мы можем сделать".

Своеобразный итог дискуссии подвел председатель правления фонда "Русский мир" Вячеслав Никонов, отметивший, что "идеи, которые может предложить наша глобальная общность, лежат на поверхности: они зафиксированы в нашем национальном коде". Это обычные общечеловеческие ценности, которые содержатся и в священных писаниях, — в их истинном, а не извращенном понимании. Это идеи подлинной свободы и веры, подлинного мира и справедливости, подлинной жизни и человеческого достоинства, подлинного суверенитета и независимости страны. 

"Вместе бороться за ценности"

Под конец ассамблеи знакомлюсь с еще одним ее участником из дальнего зарубежья. Это отец Себастьян Хацкер, коренной австриец, настоятель прихода Энцерсфельд католического бенедиктинского монастыря в Вене. Что его связывает с русским миром?

"В 2002 году по благословению патриарха Алексия я шесть недель жил в Сергиевом Посаде, чтобы написать дипломную работу, — вспоминает отец Себастьян. — В лавре я собирал материал для дипломной работы о Сергии Радонежском. Меня очень гостеприимно приняли, и с тех пор у меня друзья в России. Еще один собрат нашего монастыря в Вене, его зовут Симеон, сейчас пишет диссертацию про архимандрита Иоанна Крестьянкина, потому что этого святого человека тоже уважают и почитают многие. Симеон в прошлом году был в Пскове, в Печерах… И он даже мне однажды сказал: ты знаешь, я этого не могу здесь, в Австрии, говорить, но в Печерах, в лесу, я оставил часть моего сердца".

По словам отца Себастьяна, очень многие католики-европейцы сейчас "симпатизируют" православной церкви, поскольку она "борется за ценности". И с другой стороны: "нужно помочь и поддержать католиков, потому что они остались одни на Западе из тех, кто еще придерживается христианских ценностей". Об этом католический монах-бенедиктинец и говорил на ассамблее.


Информационное агенство ТАСС