Слово главного редактора

06.12.2017 | Журнал «Стратегия России»

Совсем недавно, 20 ноября, мы вспоминали, как ровно 55 лет назад завершился Карибский кризис. А начинался он так... Соединённые Штаты, имея приблизительно десятикратный перевес над Советским Союзом в средствах доставки ядерного оружия, приняли решение разместить дополнительно на территории Турции ракеты «Юпитер», достигающие любой точки на европейской территории СССР за 10 минут. Хрущёв в августе 1962 года отвечает симметрично, размещая ракеты С-12 и С-14 на Кубе. Туда же решено передислоцировать значительную часть нашей стратегической авиации, ВМФ и 50-тысячную группировку.

16 октября 1962 года президенту Кеннеди показали фотографии с самолёта-разведчика У-2: советские комплексы уже разворачиваются на Кубе. Совет национальной безопасности США даёт три рекомендации — уничтожить ракеты точечным ударом, осуществить массированное вторжение на Кубу, организовать военно-морскую блокаду. Принимаются все три предложения. 22 октября начинается блокада и 180 американских кораблей окружают Остров Свободы.

Туда направлялись 30 наших кораблей, большинство из них было с ракетами, и некоторые — с ядерными боеголовками мегатонного класса. Хрущёв заявляет, что мы будем игнорировать американское эмбарго.

26 октября могла начаться ядерная война. Но разведчики, дипломаты, политики смогли отойти от опасной черты. 29 октября в Ново-Огарёве Хрущёв на заседании Политбюро добивается решения принять американское предложение. Мы отказываемся от размещения ракет. Соединённые Штаты берут на себя обязательство не нападать на Кубу и в перспективе — вывести ракеты из Турции.

Так человечество отошло от опаснейшей черты, решив больше к ней никогда не подходить. После этого стало возможно подписание Договора о запрещении ядерных испытаний в трёх средах, Договора о нераспространении ядерного оружия.

Потребовалось поражение Соединённых Штатов Америки во Вьетнаме, достижение нами военно-стратегического паритета с США, чтобы началась разрядка и процесс реального сокращения стратегических наступательных вооружений. Был подписан договор по ПРО, об обычных вооружённых силах и вооружении в Европе. Была создана ситуация стратегической стабильности, основанная на гарантированном уничтожении любой страны, которая могла бы развязать ядерную войну.

К сожалению, уже в период перестройки Советский Союз начал одностороннее разоружение. Мы подписали договор об РСМД, уничтожив целый класс наших наземных ракет, хотя в тот момент не располагали ракетами малого и среднего радиуса действия воздушного и морского базирования. США на это охотно пошли.

Владимир Путин рассказывал на последнем заседании Валдайского клуба, как мы начали уничтожать под американским контролем свой ядерный арсенал. На каждом российском ядерном предприятии сидели сотни американских инспекторов, и под их наблюдением мы уничтожили оружейного плутония, достаточного для создания 20 тысяч ядерных боезарядов.

Начались эксцессы однополярного мира. США бомбили Югославию, разрушали Афганистан и завязли там в самой длительной в их истории войне, которая продолжается 16 лет. Затем были Ирак, Сирия, Ливия, и всё потому, что США почувствовали стратегическое превосходство.

И сегодня предпринимается всё больше и больше усилий для того, чтобы подорвать стратегический паритет. Соединённые Штаты создают систему глобальной противоракетной обороны. Она разворачивается не только в Европе, но под шумок северокорейского кризиса активно выстраивается и в Южной Корее, и в Японии, и на Аляске. Эта система должна создать для США возможность нанесения первого ядерного удара, не получая ответного.

Договор об РСМД трещит по швам, и нас обвиняют в его разрушении, хотя, как подчеркнул президент Путин, нам нет никакого резона выходить из этого договора, потому что сейчас, в отличие от времен перестройки, у нас есть ракеты среднего и малого радиуса действия морского и воздушного базирования. И они прекрасно показали себя в Сирии.

Ещё в Государственной Думе первого созыва я докладывал о ратификации конвенции о запрещении химического оружия. И тогда основные возражения заключались в том, что у нас нет денег для его уничтожения. На днях мы ликвидировали весь химический арсенал Советского Союза, который был достаточен для многократного уничтожения всего человечества.

А Соединённые Штаты отложили уничтожение химического оружия до 2023 года. Причина? У них нет денег. Конечно, врут. США в одностороннем порядке изменили условия соглашения об утилизации оружейного плутония. Нас об этом даже не проинформировали. Мы узнали, можно сказать, случайно, из тех поправок, которые внесли в бюджет США, что плутоний не будет уничтожаться, он сохраняется для возвратного потенциала.

Тактическое ядерное оружие реанимируется, натовская инфраструктура приближается к нашим границам в нарушение основополагающего акта Россия — НАТО. Создается система Prompt Global Strike — нанесения неядерного удара с ядерными последствиями. Резко увеличиваются оборонные расходы. На Валдайском клубе немецкая участница спросила у Владимира Путина: в чём была главная ошибка Российской Федерации? Президент ответил: «Главная ошибка Российской Федерации заключалась в том, что мы вам доверяли. А ваша главная ошибка заключалась в том, что вы восприняли это доверие как слабость».

Российская Федерация никогда больше не окажется слабой, наш ядерный потенциал будет поддержан. На предприятиях в Нижегородской области, где куётся наш ракетный ядерный щит, я уверен, никогда больше не появятся западные наблюдатели. А кто к нам с мечом придёт, от меча и погибнет.


Вячеслав НИКОНОВ


Журнал "Стратегия России", декабрь 2017 г.