Русский мир в изменившемся мире

11.01.2017 | Журнал «Стратегия России»

Фото А. Семашко3–4 ноября 2016 года в Москве, в здании столичного правительства, прошла Х Ассамблея Русского мира. На неё съехались около 900 участников из 87 стран. Церемонию открытия вели председатель попечительского совета фонда «Русский мир», президент Российской академии образования Людмила ВЕРБИЦКАЯ и председатель правления фонда «Русский мир», председатель Комитета Государственной Думы по образованию и науке Вячеслав НИКОНОВ.


В адрес юбилейной Ассамблеи пришли приветствия президента Российской Федерации Владимира ПУТИНА, председателя Совета Федерации Валентины МАТВИЕНКО, мэра Москвы Сергея СОБЯНИНА, главы Республики Крым Сергея АКСЁНОВА, председателя Духовного управления мусульман Российской Федерации муфтия Равиля ГАЙНУТДИНА, вице-премьеров правительства Игоря ШУВАЛОВА, Дмитрия РОГОЗИНА, министра образования Ольги ВАСИЛЬЕВОЙ, министра культуры Владимира МЕДИНСКОГО, депутата Государственной Думы Иосифа КОБЗОНА и других руководителей ведомств, парламентариев, общественных деятелей.


К участникам Ассамблеи обратились Патриарх Московский и всея Руси КИРИЛЛ, председатель Духовного управления мусульман Московской области Рушан АБЯЗОВ, главный раввин России Берл ЛАЗАР.


Ассамблею предварял Международный молодёжный форум «Поколение мира», на котором было решено создать Международную ассоциацию молодёжи и студентов, изучающих русский язык. Состоялись панельные дискуссии «Русский мир в изменившемся мире», «Русский язык: богатство многообразия и фактор единения». Прошли круглые столы «Русский мир и русская правда. Понять Россию», «Учебник русского языка в современной школе», «Русскоязычные средства массовой информации за рубежом: между старой и новой Родиной». «Бессмертный полк» — акция единения Русского мира», «Русский мир в объективе российского кинематографа».

Панельная дискуссия

Фото А. СемашкоВячеслав НИКОНОВ
Председатель правления фонда «Русский мир», председатель Комитета по образованию и науке Государственной Думы

Зал, где мы сейчас собрались, навевает на меня некоторые воспоминания. Именно в этом зале в самом конце 1993 года состоялось первое заседание первой Государственной Думы Российской Федерации. А через дорогу ещё дымился Белый дом, где заседал совсем недавно Верховный Совет, расстрелянный из танков. Белый дом был чёрным. Эти времена сейчас вспоминаются с содроганием, а эпизод с расстрелом Белого дома, конечно, знаменовал гражданскую войну, начинавшуюся в нашей стране. С тех пор много воды утекло, прошло почти двадцать три года, но это происходило как будто вчера...
С тех пор Россия сделала огромный шаг вперёд, и теперь это совершенно другая страна. Тогда многие из нас задавали себе вопрос: кто мы, откуда мы и куда идём. Мы находились в состоянии серьёзного национального кризиса, в угнетённом психологическом состоянии. Общество раскололось, и первая Государственная Дума, которая собралась в этом зале, потратила целый день только на то, чтобы избрать спикера и его заместителей. А потом ещё несколько недель распределяла людей по комитетам, и долго не могла принять ни одного закона.


Это был совершенно другой мир. И ему пришлось меняться. Впрочем, изменения затронули все страны и народы, а в последние годы изменения необычно ускорились. Последние два года ознаменованы суперстремительными изменениями, которые провели грань между нами и людьми, ставшими откровенными недругами. С другой стороны, мы увидели, кто наши друзья, и почувствовали, как возросла их приверженность к России, интерес к русскому языку. Интерес к русскому языку возрос везде, и спрос на изучение России тоже возрос. И в странах, нам дружественных, и в странах недружественных, где вдруг обнаружили, что они ничего не понимают в России и не знают, чего от России ждать. Ее вроде и нет на карте мира, изучать уже не надо, и русский язык знать не надо. Вот и закрыли все программы русистики.


В этом изменившемся мире достается и самому понятию «Русский мир». На него вешают самые разные ярлыки, порой не самые заслуженные, но точно весьма обидные. Не могу сказать, что это нам сильно мешает за пределами, скажем, Украины, Прибалтики или Англии, но это тоже свидетельство определенных изменений в мире. Поэтому очень важно обсудить, что такое Русский мир сейчас, в нынешних условиях, когда идёт нарастание конфронтации.


4 октября на канале ZDF в Германии был показан новый документальный фильм, который называется «Тайные сети Путина, или Как Россия раскалывает единство Запада». В этом фильме были два персонажа. Один — фонд «Русский мир», который активно, как было сказано в фильме, занимается тем, что раскалывает единство Запада. Представьте, мы просто сидим и раскалываем с утра до вечера... Второй персонаж в фильме — Татьяна Аркадьевна Жданок, депутат Европарламента, европейский политик и участник всех наших Ассамблей. И я хотел бы предоставить ей первое слово.

Фото: А. БурыйТатьяна ЖДАНОК
Депутат Европарламента, председатель Европейского русского альянса (Латвия)

Спасибо за то, что мне предоставлено слово первой. Мою позицию многие из вас знают, и я имела много возможностей ее излагать, и эта позиция подкреплена голосами моих избирателей, в третий раз избравших меня депутатом Европейского парламента. Но я хотела донести до вас другую позицию. К сожалению, словосочетание «Русский мир» появляется там и сям во время каких-то семинаров, презентаций с участием, как правило, наиболее одиозных российских оппозиционеров. Понятие «Русский мир» теперь, — Вячеслав Алексеевич, я вас поздравлю, — уже появилось в официальных документах Европарламента. И об одном таком документе я хочу рассказать.


Это доклад, прошедший голосование в Комитете по иностранным делам Европарламента. Он называется «Стратегическая коммуникация Европейского Союза для того, чтобы противодействовать пропаганде со стороны третьих стран».


И кто это такие, третьи страны, осуществляющие пропаганду? Можно понять, исходя из подзаголовков доклада.


Например, «Признание российской информационной войны». Остановлюсь всего-навсего на одном пункте резолюции для того, чтобы понять, как представлена в ней Россия. Автором резолюции является Анна Фотыга, политик из партии Качиньского, которая была министром иностранных дел Польши, а сейчас стала депутатом Европейского парламента. В первоначальном виде доклад занимал всего две с половиной страницы. А поправок потом депутаты набросали больше ста страниц. «Русский мир» появляется в пункте четвертом.


«Европейский парламент признаёт, что Россия агрессивно использовала широкий спектр инструментов, таких как специальные фонды («Русский мир»), многоязычные телевизионные станции (Russia Today и «РИА-Новости»), новостные агентства («Спутник»), социальные и религиозные группы (включая православную церковь), социальные медиа и интернет-троллей, чтобы сделать вызов западным ценностям, разделить Европу, собрать внутреннюю поддержку и создать впечатление провалившихся государств, восточных соседей Европейского союза».
Первоначальный текст сам по себе скандальный. А за что проголосовали в Комитете по иностранным делам после выхода замечательного немецкого фильма на ZDF? Наш случай стал пунктом восьмым. «За» проголосовали 33 человека, «против» — 8.


Итак: «Парламент признаёт, что российское правительство агрессивно использует целый широкий спектр инструментов, таких как специальные фонды («Русский мир»), специальные власти (Россотрудничество), многоязычные телевизионные станции (Russia Today), псевдоновостные агентства…». Видите, появилось определение «псевдо». Мало оскорблений, надо еще так назвать новостные агентства. «Мультимедийные службы («Спутник»), трансграничные социальные и религиозные группы, поскольку режим хочет представить себя единственным защитником традиционных христианских ценностей. Также используются социальные медиа, интернет-тролли для того, чтобы бросить вызовы демократическим ценностям, разделить Европу, получить внутреннюю поддержку и создать представление о провалившихся государствах в восточных окрестностях Европейского Союза.


Подчеркиваем, что Россия использует громадные финансовые ресурсы для поддержки своих инструментов дезинформации и пропаганды».
То есть только дезинформация, никакой информации нет.


Дорогие друзья, есть такая русская поговорка: «Не так страшен чёрт, как его малюют». Здесь мы имеем дело с малеванием чёрта в лице «Русского мира», новостных агентств и телевизионных каналов.


А может, надо постараться соответствовать этому вызову и этой картине? Я имею в виду, что наш «Русский мир» всё-таки недостаточно активно действует именно в плане пропаганды, распространения своих ценностей. И в этой работе, мне кажется, Россия и русские в России недооценивают нас, представителей широкого Русского мира, представителей диаспоры. Вы полагаетесь больше на себя, нам предлагая исключительно программы репатриации.


Я думаю, мы нужны там, где живём. Мы можем сделать очень много для того, чтобы Русский мир выступал единым фронтом перед дезинформацией и собственно пропагандой, которые сейчас создаются в виде таких документов. Соответствующее следствие из этих документов — создание специального отдела в службе по внешней политике Федерики Могерини. Там уже сидят человек двадцать за компьютерами, собирают и анализируют всю информацию, которую якобы «Русский мир» намеренно распространяет. Мы с вами, несмотря на эту суету, можем усилить свою деятельность, усилить распространение своей информации. Если, повторяю, Россия будет считать нас своими равноправными партнёрами. Мы можем быть умелыми пропагандистами, поскольку, кроме принадлежности к Русскому миру, кроме знания языка, мы во многом — люди множественной идентичности. Мы знаем свои страны, знаем языки этих стран и можем разговаривать с людьми в наших странах, доходчиво рассказывая им о наших ценностях — о ценностях Русского мира.

Вячеслав НИКОНОВ

Слушая такие высокие оценки Европейского парламента, чувствуешь себя действительно очень правильной и нужной политической силой. Когда Пушкина критиковали всякие назойливые комары, он говорил, что их надо «прихлопнуть проворной эпиграммой», но не более того. Да, маккартизм крепчает. А может, даже уже отдыхает по сравнению с тем, что сейчас творится в Соединённых Штатах и в Европе. Демонизация России достигает таких масштабов, каких я, честно говоря, не помню и в годы холодной войны. В нашем мире и это не ново. То же самое, что сейчас можно прочесть в любой западной газете, писали во многих трудах западные мыслители и пять столетий назад.
Истерия русофобии никогда не прекращалась, и чем сильнее становилась Россия, тем более злобными являлись атаки на нашу страну и на Русский мир как понятие. Тем более как на организацию.
Предоставляю слово российскому участнику дискуссии, моему коллеге по Государственной Думе и по Комитету по образованию и науке. Ему принадлежит, на мой взгляд, замечательная идея, которая в значительной степени объединила Русский мир во всём мире. И отнюдь не на тех принципах, которые приписывают нам в Европейском парламенте. Это Николай Георгиевич Земцов, сопредседатель, организатор и основатель общественного движения «Бессмертный полк России».

Фото: А. СемашкоНиколай ЗЕМЦОВ
Член Комитета Государственной Думы по образованию и науке, сопредседатель общероссийского общественного движения «Бессмертный полк»

Я пытался пропустить через свое понимание, через свое сердце это словосочетание, «Русский мир». Оно для меня представляло формулу, которая ясна всем, кто принадлежит к этому миру. Это огромное сообщество, которое не имеет границ, которое разговаривает на русском языке и любит Пушкина. Примерно так. Оно чуждо формальностей, потому что это структура самоорганизующаяся.
Так же люди организовались в шествие «Бессмертного полка». Сегодня это величайшее явление современности. Семь лет, по мере того, как оно растет, дают возможность осмыслить: зачем и куда идти. Опираясь на энергетику, которая нас соединяет в «Бессмертном полку», можно решить немало огромных, очень сложных проблем, связанных в том числе и с фальсификацией истории, и с неприглядной информационной кампанией, масштабы которой не имеют прецедентов.


Шествие «Бессмертный полк» мы можем с полным основанием назвать пространством памяти. Например, ЕвразЭС соединяет разорванные экономические связи и пытается соединить пространство экономики. А пространство памяти не имеет границ, распространено на всех континентах, и мы находим его проявления в шествии «Бессмертного полка», в стремлении объединиться всех потомков павших солдат.


Для меня это совершенно естественно переплелось с Русским миром. Ведь наших солдат называли русскими солдатами, невзирая на то, что они были разных национальностей. Но Запад их считал и считает русскими. А русское общество было всегда хранителем справедливости.
Как можно объединить всеохватность Русского мира и «Бессмертного полка»? Думаю, объединительной платформой может стать патриотическое воспитание. И начинать его нужно с семьи. Это естественно. «Делай, сынок, как я». Это старинная формула. Если к отцу есть доверие, то сын захочет узнать больше про деда и прадеда. Захочет найти корни, которые связывают его с предками, а семью — с историей страны.

Вячеслав НИКОНОВ

У фонда «Русский мир» много партнёрских организаций. Святейший Патриарх уже сказал, что есть договорные отношения между Русской православной церковью и фондом «Русский мир». Сегодня вы будете свидетелями создания нового партнёрства: между фондом «Русский мир» и Общероссийским общественным движением «Бессмертный полк России» будет подписано соглашение.
Есть места на планете Земля, куда приезжаешь и чувствуешь, что ты попал в Русский мир. Одним из таких мест является Приднестровская Молдавская Республика. Сегодня гость нашей Ассамблеи — председатель Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики Вадим Николаевич Красносельский. Он к тому же является и одним из основных кандидатов на пост президента Приднестровья.

Вадим КРАСНОСЕЛЬСКИЙ
Председатель Верховного Совета Приднестровской Молдавской Республики

Приднестровье действительно составная часть Русского мира. Оно живёт двадцать пять лет в условиях непризнанности, зажатое между государствами, которые выбрали европейский путь развития. Но наш народ избрал свой вектор: это независимость с последующим свободным вхождением в состав России. И неслучайно и друзья, и враги Приднестровья совершенно справедливо называют его частью Русского мира. У нас общая история, общая культура, общий великий русский язык, общая православная вера и общая мораль. Но современный вызов — это сумасшедшая атака на Россию. И на Приднестровье тоже. Это атака на идеологию, на наши ценности.


Вот почему мы должны быть едины и реализовать свою общность с Русским миром, через гуманитарные проекты — в первую очередь. На территории Приднестровья проживает более двухсот тысяч граждан России, которые участвуют в выборах президента Российской Федерации, депутатов Государственной Думы. Мы работаем по российским образовательным стандартам. У нас хорошее взаимодействие межпартийного характера, между Верховным Советом республики и Государственной Думой Российской Федерации.


В Приднестровье успешно осуществляется миротворческая миссия России. За более чем двадцать четыре года не погиб ни один миротворец, не было ни одного серьёзного конфликта. На базе российских миротворцев в миссии участвуют миротворцы и бывших противоборствующих сторон — и Молдовы, и Приднестровья. И конфликта нет. Потому что нас объединяет Русский мир, как на эту ситуацию ни посмотри. Конечно же, хотелось быть ближе к России экономически, интегрировать экономику Приднестровья в экономику России. Это наша задача. Мы стремимся связать экономическими узами Приднестровье и Россию, чтобы не было возможности их разорвать.


Почему такая агрессия в отношении Русского мира? Если внимательно посмотреть историю, то становится совершенно очевидно, что при распаде и Российской империи, и Советского Союза удар делался именно по единству их народов. А Русский мир являлся и является цементирующим фактором, который объединяет все народы, проживающие на территории России и Приднестровья.


В нашей республике много национальностей: русские, украинцы, молдаване, болгары, гагаузы, евреи, немцы. И это далеко не всё. У нас признаны официальными три языка: русский, молдавский и украинский, но все себя считают, по сути, частью Русского мира.


И здесь совершенно очевидно приходишь к истине: не важно, кто против тебя, важно, кто рядом с тобой. Я бы добавил: очень важно, что внутри тебя. Так вот, внутри приднестровского народа стальной стержень характера, закалённый и войной, и блокадой, и борьбой за независимость. Опираясь на Русский мир, осознавая близость России, понимаешь, что нам бояться некого, кроме Господа Бога. Я уверен: рано или поздно исполнятся чаяния приднестровского народа быть вместе с Россией.

Фото: А. БурыйАвигдор ЭСКИН
Политолог, общественный деятель (Израиль)

Недавно меня спросили: «А почему вы, Эскин, всё время говорите так высоко, красиво о Русском мире? Не правильно ли вам было бы высказать какую-то критику?».
Да, есть у Некрасова: «Кто живёт без печали и гнева, тот не любит отчизны своей». Но почему мы здесь собрались, чтобы говорить с любовью о Русском мире, о России, почему именно с этого мы должны начать и продолжать, как представители Русского мира в разных странах.


Две с половиной тысячи лет назад пророк Иеремия в Иерусалиме говорил, что ему был голос, и Всевышний сказал: «Иди и скажи Иерусалиму: помню я тебе любовь юности твоей. Помню я тебе верность невестину твою, как шла ты за мной по пустыне». Израиль, выходящий из Египта в образе невесты... Много было пустынь. Много было в истории разных народов, но если ты хочешь прийти и обратиться к сердцу народа, к душе народа, хочешь начать с ним диалог во имя исправления, во имя улучшения того, что есть наш мир, начинай с того, что вспомни ему всё высокое, светлое, и это то, что должен сделать каждый из нас по отношению к Русскому миру. А именно — открыть на него глаза через любовь.


Александр Исаевич Солженицын в своей нобелевской лекции уподобил современного человека дикарю, который на острове вдруг находит какую-то драгоценность. Он берет её в руки и не знает, что с ней делать. Он уподобил это высокой культуре, о которой говорил Достоевский: красота спасёт мир. Какая красота спасёт мир, в котором мы живём? Какая красота спасёт мир, который находится в стадии потопа — смрадного ливня непрекращающейся массовой культуры, попсовой культуры, всего, что есть на самом деле бескультурье? Как может мир быть спасён такой культурой?


Наверное, именно это имел в виду другой лауреат, Иосиф Бродский, когда он в своей нобелевской лекции говорил, что эстетика придёт и установит законы, которые воспримутся потом в морально-этическом кодексе. И через эстетику современному человеку можно напомнить о высоком, о светлом. И тут к нам приходит русская культура и русский язык.


Год назад мы с вами уже приветствовали делегацию из Грузии. За этот год отношения между Грузией и Россией существенно потеплели благодаря тому, что культура обоих народов стучалась в двери. И в Москве мы слышим грузинские песни, и в Грузии мы слышим русскую речь. Для того чтобы понять Тбилиси, нужно обладать багажом русской культуры. Надо уши прочистить русской поэзией, чтобы оценить такое словосочетание — «Сакартвело сакварело».


Мы с вами подошли к тому времени, когда надо вытащить жемчужины русской поэзии, русского языка и с этими драгоценностями прийти к другим. Процитирую ещё раз Бродского, который говорил, что русским особо повезло. Другим народам надо искать что-то в современной поэзии, а «у нас это всё в избытке». В этом избытке надо найти то, с чем вы можете в первую очередь прийти к своим детям.


И я желаю вам распространения того, что есть лучшее-светлое, чему нет сегодня равного. Это остатки русской культуры, которые каждый из нас хранит. Это то, с чем вы придёте к политикам. В Европарламенте тоже способны это понять.


Когда-то мне рассказали такую историю. Очень мудрый человек со своим внуком обсуждал что-то из Талмуда, и внук спросил: «Что такое, дедушка, весь мир? Всё-всё?». Дед подвёл его к окну и сказал: «Посмотри на улицу. Видишь, там всё. А весь мир — это ты и я». Я желаю, чтобы каждый обрёл такое понимание со словами Бальмонта:

Язык! Великолепный наш язык!
Речное и степное в нем раздолье.
В нём клёкоты орла и волчий рык,
напев из вод и ладан богомолья.
В нём воркованье голубя весной,
взлёт жаворонка к солнцу — выше, выше!
Берёзовая роща, свет сквозной,
небесный дождь, рассыпанный по крыше.

И тот, кто может вчитаться и вчувствоваться в каждое из этих слов, пойдёт дальше и скажет миру, что он помнит о Русском мире, русской культуре. А потом мы с вами будем говорить о каких-то отрицательных явлениях, о том, что критиковать в каждом из нас. Но начинать мы будем, вспоминая великое и высокое. Поднимемся на самый верхний этаж, а потом будем говорить дальше.

Вячеслав НИКОНОВ

Спасибо, Авигдор! Как всегда, замечательное выступление.
В антироссийском порыве недавно уже не Европейский парламент, а Европейский союз подумывал насчёт того, чтобы расширять санкции. Непонятно, правда, за что. Скорей всего, за борьбу с терроризмом. И тогда целая группа государств заняла очень последовательную позицию. Наиболее принципиальна оказалась Италия. Она по существу возглавила пул тех государств, которые считают, что это абсолютно бессмысленная политика — санкции. Хотя они продолжаются, но расширение их не имеет никакого смысла и, естественно, вредоносно для экономики всех стран, включая Италию. Я думаю, не последнюю роль в этом сыграл наш гость, наш друг Джульетто Кьеза, которого мы всегда рады приветствовать на Ассамблеях Русского мира.

Фото: А. СемашкоДжульетто КЬЕЗА
Независимый журналист и политический обозреватель, депутат Европарламента 2001–2009 годов (Италия)

Спасибо за добрые слова, но не думаю, что я повлиял на поведение нашего премьер-министра. Но в любом случае Италия всегда имела свою собственную позицию.
Надо учитывать, что выход Великобритании из Евросоюза объективно увеличивает роль Италии в Европе. Теперь там три столпа: Германия, Франция и Италия. Скоро выборы во Франции. Олланд хочет их выиграть, но может выиграть и госпожа Ле Пен. А она уже заявила, что в этом случае Франция выйдет из НАТО. И это будут очень серьёзные изменения во всей европейской структуре.


У меня складывается впечатление, что через год-другой весь политический ландшафт Европы глубоко изменится. Это должны понимать в России. То есть, не надо спешить. Ситуация меняется сама собой.

В Европе происходит гигантская политическая революция. Если смотреть только на результаты выборов последних трёх лет, все ведущие политические партии исчезли из первых рядов или потерпели очень серьёзные поражения. И в Греции, и во Франции, и в Италии, и в Испании, и в Португалии. Последняя сегодня — Германия. При этом можно оставить за скобками то, что происходило в Великобритании.


Политический ландшафт меняется, потому что сломан старый пакт, который существовал между элитами Европы и народами в течение двадцати-тридцати лет. Элиты говорили: «Голосуйте за нас, мы обеспечим вам хороший образ жизни».


Да, в Европе жили хорошо, а средний класс был очень обеспечен. Но что происходит сейчас? Этот пакт не может существовать, потому что роста экономики больше нет, и элиты не могут давать невыполнимые обещания. Люди смотрят на партийные парламенты, которые не могут отвечать за обещания и ищут другие партии. А других партий ещё нет — только формируются. Очевидно, что старые партии сегодня к власти вернуться не смогут.


И в Италии то же самое. Протестное движение «Пять звёзд» под руководством бывшего комика Беппе Грилло получило в 2013 году на выборах в парламент 25 процентов голосов. Не существовало раньше и вдруг — 25 процентов! Понятно, что эти депутаты не играют никакой роли, потому что не знают, как руководить государством. Ну, будут изучать ситуацию.


Хочу продолжить то, что сказала Татьяна Жданок. Я был в Европейском парламенте вместе с ней несколько лет назад. Там и тогда существовала группа депутатов, которая работала, на сто процентов наполняя ядом отношения с Россией. И сегодня существует гигантское лобби, которое занимается тем же. Это сотня депутатов. Я имею в виду представителей трёх прибалтийских республик, Польши и Великобритании. Англичан скоро не будет в связи с брекзитом, но и оставшихся прибалтов хватит... Это тоже надо помнить в России.


Возвращусь к теме, которую Вячеслав Никонов поднял в самом начале. Откуда эта ярость, которая усиливается против России? Должна быть какая-то причина? Даже во время холодной войны не было такого накала ярости, такой русофобии и такой истерики.


Считаю, что причина ярости одна: Запад потерял монополию. Долгое время он имел полную монополию в контроле не только информации. Была ещё монополия на образ жизни, на видение смыслов, на то, как люди ведут себя в обществе. Запад давно американизирован, это общество спектакля, где режиссёры практически имели полную монополию.


Сейчас монополия уходит. Вся глобализация последних 25–30 лет кончается, как спектакль. В Америке недавно провели опрос, из которого следует, что семьдесят процентов американского населения не доверяют своим средствам массовой информации. Семьдесят процентов — это подавляющее большинство американцев. А ведь, казалось бы, ощутили все прелести глобализации. Это очень показательный пример.


А здесь — Русский мир. Тоже пример, но сохранения ценностей. Это пример работы, может быть, не всегда осознанной, медленной, но работы. Россия сегодня выступает как центр сохранения памяти, обычаев, связи старого и молодого поколений. И такую связь на мировой арене олицетворяет Владимир Путин. Вот человек, который может быть одновременно прогрессивным и консервативным и который умеет задавать определенный уровень спокойствия. Это и объясняет популярность Путина на Западе, в Европе, в Италии. Особенно в Италии.


Его последние выступления на Валдайском форуме я публиковал с переводом на моем канале pandoratv.it. К моему удивлению, в течение двух дней их просмотрели двести тысяч человек, которые не имели абсолютно никакой информации в наших СМИ. Ни слова ни в одной европейской газете, ни на одном канале телевидения. А я публикую в Интернете выступления Путина и получаю двести тысяч зрителей.


Запад нервничает, потому что глобализация уже не может идти дальше. Мы потеряли практически наше прошлое в нашем настоящем. Мы потеряли молодое поколение. Оно не имеет никакой надежды на будущее. Не где-то, а во всей Европе. В первый раз в моей жизни, да и в жизни всех сегодняшних европейцев, новое поколение знает, что оно будет жить хуже, чем предыдущее поколение. Вот почему Запад так истерически реагирует: вся конструкция глобализации умирает. Конечно, она не умрёт в один день. Но мы находимся на повороте истории человечества.


Недавно господин Ротшильд, самый крупный банкир мира, выступил в Интернете, но никто из европейских СМИ этого тоже не заметил. А он сказал очень важную вещь. Подходит к концу самый гигантский финансовый эксперимент в истории человечества. Он так и сказал, дословно цитирую, гигантский финансовый эксперимент. А потом добавил, что сейчас мы вступаем в незнакомые воды. Очень важное замечание. Это человек, который знает много. Вероятно, один из тех, кто знает больше всех. Итак: «вступаем в незнакомые воды».

Вячеслав НИКОНОВ

Обратите внимание на сообщение Джульетто: ни одна западная газета не опубликовала ни слова из выступления Путина на Валдае, тогда как мы в любой газете можем прочесть последнее выступление Обамы, Хиллари Клинтон, кого угодно из европейских лидеров. И это означает, что произошла глубочайшая инверсия. Если раньше говорили, что свобода слова существует на Западе, то сейчас там свобода слова вообще отсутствует, и Россия является хранительницей не только ценностей, связанных с традиционной семьей, но и ценностей свободы, которая всегда ассоциировалась с Западом.
Хочу спросить Татьяну Аркадьевну Жданок: каковы ваши ощущения от политической или психологической революции, которая сейчас происходит в Европе? Как вы ее чувствуете в Брюсселе, в Латвии?

Татьяна ЖДАНОК

Всё, о чем говорил Джульетто, похоже на вирусную инфекцию. Носители вируса сейчас активизировались, а это и наши прибалты, и поляки, и британцы, и российская оппозиция. Андрей Илларионов был гостем Европарламента и призывал усилить санкции против России. Носитель вируса активизировался, но это может означать, что у них начинается агония, и тут я согласна с Джульетто.


Ведь недаром же принимают такие резолюции! Кроме носителей вируса, есть большая и в каком-то смысле инертная масса. Из 750 депутатов наберется сотня активных русофобов. Остальные либо не голосуют вообще, либо голосуют, так сказать, за компанию.


Начинается другая стадия болезни, усиливается противостояние, они чувствуют свою слабость. К сожалению, мы ещё недостаточно чувствуем свою силу.

Вячеслав НИКОНОВ

Наш соотечественник Илья Мечников, лауреат Нобелевской премии по медицине и основоположник иммунологии, доказал, что когда вирус активизируется, то моментально активизируются и антивирусы. Значит, эта вирусная реакция вызывает сейчас серьёзное отторжение. Чем сильнее Россия подвергается беспардонной, наглой и лживой критике, тем меньше этой критике верят.


Я с Джульетто согласен: это реакция на то, что Россия становится сильнее, что на Западе большие проблемы. Наша страна подрывает монополию на образ жизни, которую присвоили себе Соединённые Штаты. Мы же понимаем, откуда вирусы разносятся, они не родятся сами по себе. Соединённые Штаты уже считали решённой задачу абсолютного глобального доминирования, а потом вдруг обнаружили пределы такого глобального доминирования. Нагляднее всего они проявились в Сирии, где Соединённые Штаты занимались свержением Асада. Но появились российские истребители, и американцы уже не могли отбомбиться, чтобы решить проблему, как в Афганистане, в Ираке или в Ливии. Здесь им был поставлен предел. Началась истерическая реакция. Произошёл беспрецедентный случай: Россия оказалась в центре американской избирательной кампании. Или почти в центре.


Очень интересно, что сейчас происходит в Соединённых Штатах. Николай Васильевич Злобин только что оттуда приехал. Интересно, что сейчас чувствует Русский мир Америки, какие ощущения, и надолго ли эта антироссийская истерия? Или мы обречены на то, чтобы разрешать исторический спор сначала методами гибридной войны, а потом, может быть, и «горячей»? Какой взгляд на всю эту ситуацию из-за океана?

Фото: А. СемашкоНиколай ЗЛОБИН
Политолог, президент Центра глобальных интересов (США)

Я не совсем согласен с посылом, который тут сформировался, что есть где-то вирусы, злые элиты, злые люди, которые направляют Запад против России. Но не согласен и с тем, что есть в России злые гении, которые отбирают Крым, устраивают Новороссию, войну в Сирии. Это упрощенное понимание ситуации.


Мы начинаем осознавать, что Россия и Запад, независимо от того, кто стоит во главе, какие элиты, какие лидеры и какие режимы, в принципе являются геополитическими противниками. В последнюю четверть века всё это было прикрыто флёром попыток взаимной интеграции, продвижения демократии или чего-то ещё. Но сегодня это всё уходит, как пена. Серьёзные геополитические разногласия были в истории всегда. Есть интересы, которые толкают Запад в одну сторону, а Россию в другую, и проблемы наши — не в злой воле элит или лидеров, а в том, что наши страны являются геополитическими противниками, и глобализация сегодня показывает это всё ярче и ярче.


Поэтому, пока мы не решим краеугольные вопросы нашего сосуществования, мы будем находиться в противостоянии. Может быть, противостояние является естественным состоянием наших нескольких цивилизаций. Я даже думаю, что мы начнём возвращаться к идее конфликта цивилизаций, которая вроде была отброшена как слишком примитивная. Но, может быть, стоит вернуться и модернизировать её.


Согласен, что интерес к Русскому миру растёт. В институте, которым я руковожу в Вашингтоне, есть программа для молодых американских политологов, интересующихся Россией. Мы её начали несколько лет назад, и сегодня очень большой конкурс, чтобы попасть на программу. Молодые ребята из сотрудников Белого дома, Верховного суда, Конгресса, Палаты представителей, разного рода организаций хотят заниматься Россией. Они готовы вложиться политически в Россию, быть специалистами по России, они знают русский язык.


Это позитивный момент, потому что мы работаем сегодня в Вашингтоне с людьми, которые через двадцать лет или даже раньше, возьмут внешнюю политику Соединённых Штатов в свои руки.


Наша панельная дискуссия называется «Русский мир в изменившемся мире». Мир-то меняется, а меняется ли Русский мир? Изменился ли он в соответствии с изменившимся миром?


Мы забыли двухполярный мир в годы холодной войны, который сегодня вспоминается с ностальгией, как мир довольно стабильный. Пережили неудачный американский эксперимент по переходу к однополярному миру. Он не состоялся, и дорого стоил миру. Я не имею никаких наивных представлений, что мир будет многополярным. Это мантра для самоуспокоения.


Мы идем к бесполярному миру, где ни одна страна не сможет навязывать всем глобальную повестку дня. Америка медленно теряет свое влияние и будет терять дальше. Но не надо тешиться иллюзиями, что потеря Америкой влияния будет на пользу любому другому крупному игроку, будь то Россия, Китай или Евросоюз.


Америка теряет влияние, и его разбирают средние и малые страны. Мы живем во времена исторического реванша средних и малых стран. Они навязывают повестку дня — от Украины и Сирии до Северной Кореи. А ещё Ливия, Ирак и так далее. Малые страны ставят большие страны в зависимость от своей повестки. Это очень серьёзная проблема для всех нас: и для Америки, и для России. Надо научиться жить в мире с малыми странами. Америке это трудно даётся, России это всегда трудно давалось. Госпожа Жданок здесь говорила, что большинство Русского мира живет в малых странах. Верно, это огромный резерв Русского мира, который и надо использовать.


Мне не очень понравился другой посыл, прозвучавший в начале конференции, что Русский мир — это этика большинства. Я боюсь большинства. Большинство — это почти строй. Я против строя. Я за то, чтобы ценить каждого человека, каждую этническую группу, любого русского. Отказаться от этики большинства в пользу ценности любой человеческой жизни — очень важная задача, которая стоит перед Русским миром. Где бы человек ни жил, если он считает себя принадлежащим к Русскому миру, то должен иметь права и возможности как любой гражданин России.


Мне непонятно, почему Русским миром занимается Министерство иностранных дел. Я считаю, что это неправильно. Я предлагал на прошлой Ассамблее и сейчас считаю эту идею очень хорошей: на базе фонда «Русский мир» создать федеральное министерство по делам соотечественников, диаспоры, Русского мира. Надо объединить все маленькие организации, которые занимаются огромным делом. Ведь речь идет о десятках миллионов человек, которые живут за рубежом. Хорошо бы объединить работу с ними в одном серьёзном министерстве с большим бюджетом, которое бы не занималось понемножку культурой, понемножку спортом, понемножку молодёжью, а занималось бы на федеральном уровне выработкой серьёзной программы в отношении людей, живущих за рубежом. И фонд «Русский мир» должен стать основой такого министерства. Понимаю, что этот процесс болезненный и тяжёлый, что понадобится отбирать функции и бюджеты у других организаций. Но подобную задачу надо ставить.


Далее. Я в Америке много лет боролся за то, чтобы Россия стала субъектом американских предвыборных дискуссий. И очень было обидно, когда и на прошлых, и на позапрошлых выборах о России ничего не говорилось. Вообще её не принимали в расчёт. Говорили о Китае, об арабах, о Европейском союзе, о Латинской Америке. Сегодня, наконец, Россия упоминается в американских предвыборных дискуссиях больше, чем любая страна, и я считаю это комплиментом России и Русскому миру.


Джульетто прав: мы живем в очень американизированном мире, и задача Русского мира — не продвигать русский язык. Это мелкая задача. Я считаю, надо делать всё, в чём обвиняют Русский мир. Как у Шекспира: «Уж лучше быть, чем слыть». Не надо слыть взломщиком традиций — надо быть этим взломщиком. Фонду «Русский мир» надо делать то, в чем его обвиняют. Задача не в том, чтобы продвинуть русский язык, при всей моей любви к русскому языку, а в том, чтобы русифицировать мир. Бросить цивилизационный вызов американизированному миру.


Задача историческая, фундаментальная. Я не уверен, что любая другая цивилизационная группа стран сможет решить подобную задачу. Но Русскому миру можно попытаться, если хватит смелости. А вот хватит её или нет, зависит во многом от нашего единства. Русский мир не очень един. И одна из задач, которые стоят перед фондом «Русский мир», — попытаться найти общие ценности, объединяющие всех русских. Причём, независимо от того, из какой России они уезжали, по каким причинам, от чего бежали, как относятся к режиму, к идеологии, к Сирии, Новороссии или Крыму. Не важно. Они должны относиться к чему-то общему, чем, наверное, является сама Россия, независимо от всего, что приходит и уходит. Россия будет оставаться, и нам нужно в пользу этой России русифицировать окружающий мир.

Вячеслав НИКОНОВ

Николай Васильевич Злобин остро поставил вопрос о конфликте цивилизаций. Недавно в Москве прошёл ХХ Всемирный русский конгресс, там выступал Святейший Патриарх и говорил о конфликте цивилизаций. Причём в интересном контексте — не по Хантингтону. У Хантингтона, скорее, о конфликте с исламом, а патриарх сказал: есть конфликт православной, католической, исламской, конфуцианской, индуистской цивилизаций с секулярной западной цивилизацией. Это новый водораздел.


У Соединенных Штатов, как сказал Николай Васильевич, есть геополитический соперник — Россия. Но пару лет назад у них был еще один мощнейший геополитический соперник, который назывался Иран. Против Ирана велась ожесточенная информационная кампания, как сейчас ведется против России. Против Ирана создавалась система противоракетной обороны, которая, как потом выяснилось, создавалась не против Ирана. Он находился под жесточайшими санкциями, иранские авуары были заморожены во всём мире. И вдруг Иран оказался нормальной страной, с которой сняли санкции, активным участником мирового сообщества. А мы давно и активно развиваем связи по всем линиям. Недавно прошла очень интересная встреча ректоров ведущих вузов России и Ирана. Скоро будет открыт первый центр Русского мира на базе Тегеранского университета. Связи, безусловно, расширяются. Иран, кстати, представляет одну из древнейших цивилизаций — персидскую. Слово Сеиду Хасану Захрайи.

Сеид Хасан ЗАХРАЙИ
Председатель Ассоциации российских и иранских вузов, профессор Тегеранского университета (Иран)

Хочу остановиться на развитии отношений между Ираном и Россией в последние годы, а конкретно — на том аспекте отношений, которого исторически не было. Он появился в последние два десятилетия, и его развитию способствуют и способствовали такие организации, как фонд «Русский мир» и наш фонд Саади.


Ирано-российские отношения за свою многовековую историю пребывали в разной степени активности, и это было обусловлено двумя причинами. С одной стороны, на ирано-российские связи влиял характер двусторонних политических отношений, с другой стороны, они развивались с учётом взаимодействия как России, так и Ирана с Западом. Но, просматривая в историческом контексте сущность наших двусторонних взаимоотношений, нельзя не заметить, что эти связи в значительной степени носили, как правило, политический, а иногда и военный характер. И даже за торговыми отношениями в исторической ретроспективе нетрудно заметить политические соображения.


Однако в последние два десятилетия мы стали свидетелями расширения и укрепления многоаспектных взаимоотношений между Ираном и Россией. Сущность сегодняшних отношений от прежних больше всего отличает переход от политических и военно-политических контактов к научным и культурным. Именно такое сущностное изменение в уровне отношений между двумя странами может гарантировать долгосрочные и взаимовыгодные связи. Конечно, главными действующими лицами в отношениях такого рода обычно выступают руководители стран, способные принимать взвешенные политические решения. Но сегодняшние перемены не произошли бы, если бы на международную арену не вышли ещё и мыслители, учёные, деятели науки и искусства двух стран.


Это значит, что в результате возникает взаимодействие и близость двух народов, а не просто стратегические, политические связи между двумя государствами. Новые взаимоотношения — культурные, научные, сохраняя и акцентируя внимание на всех национальных и культурных ценностях наших стран, делают взаимовыгодными связи, поскольку учёным и мыслителям, национальной гуманитарной элите, всегда доверяли во всех обществах.


Да, сегодня мир переживает нелёгкие времена. Источник многих затруднений — в недостаточном взаимопонимании на международном уровне, а иногда даже полное отсутствие такого понимания как между отдельными нациями, так и внутри конкретных государств, где иногда, к великому сожалению, идут гражданские войны.


Думаю, что активизация научных и культурных взаимоотношений между странами и нациями может стать одним из самых доступных и в то же время одним из самых эффективных инструментов ликвидации таких затруднений. Именно поэтому руководители, политики, деятели науки и культуры Ирана и России в последние годы, параллельно с поддержанием на должном уровне политических, экономических и прочих связей, приняли, на мой взгляд, мудрые и своевременные решения о многоаспектном развитии отношений между двумя нашими странами. И за это мы скажем им спасибо.


За последние годы в русле этой политики Иран и Россия успешно развивали целый ряд важных научных и культурных программ. Я приведу несколько конкретных примеров. При поддержке фонда Саади и представителей посольства Ирана в Москве расширяются курсы обучения персидскому языку и литературе, происходит знакомство российского общества с культурными событиями в Иране, с лучшими произведениями в разных видах искусства. Что касается России, то здесь, я полагаю, необходимо отметить активную политику, которую проводит фонд «Русский мир» по расширению обучения русскому языку и литературе в Иране. У нас на базе Тегеранского университета открывается центр Русского мира. Второй центр планируем открыть в Мешхедском университете имени Фирдоуси.


Поворотным моментом серьёзного научного сотрудничества между Ираном и Россией в настоящее время можно считать формирование научно-исследовательских связей между ведущими университетами Ирана и России.


Ректор МГУ Виктор Антонович Садовничий в ходе визита в Тегеран год назад и ректор Тегеранского университета Махмуд Нили Ахмадабади провели первый форум ведущих университетов Ирана и России. Были подписаны соглашения об основании ассоциации вузов Ирана и России. В этом году был проведен второй форум ведущих вузов Ирана и России, были подписаны более тридцати важных документов о научном и исследовательском сотрудничестве.


Хочу подчеркнуть, что проведение подобных мероприятий под эгидой наших ведущих университетов, несомненно, открывает новые пути к расширению и укреплению научно-культурных отношений между двумя странами. Точно так же, как проведение Ассамблеи Русского мира будет способствовать, — и я думаю, все со мной согласны, — развитию и укреплению взаимовыгодных культурных и научных связей между странами и нациями, представители которых присутствуют в этом зале.

Наталья НАРОЧНИЦКАЯ
Руководитель Европейского института демократии и сотрудничества (Франция)

Русский мир жив и, конечно, будет жить. Причём жить не простой суммой отдельных «я», а новым, живым организмом, который растёт, развивается, имеет свои ценности, свои исторические переживания, которые и объединяют нас. Россия будет жить, несмотря на все катаклизмы двадцатого века и на тяжелейшие испытания после распада СССР. Я тогда переживала этот распад именно как крах трёхсотлетнего исторического российского государства. А Россия всё равно жила.


«Сильна ли Русь…» — спросим сегодня словами Пушкина… Давайте вместе задумаемся: из пушкинских мыслей, строк и фантастически пронизанных историческим чутьем сентенций можно просто составить выступление, лекцию по всем аспектам современного мира. Например, о геополитике. На Россию давят, Украина — это драма и славянства, и православия. «Куда отдвинем строй твердынь? / За Буг, до Ворсклы, до Лимана? / Кому достанется Волынь? / Кому наследие Богдана? // Наш Киев дряхлый, златоглавый, / Сей пращур русских городов, / Сроднит ли с буйною Варшавой / Святыню всех своих гробов?». Это Пушкин писал про сумасшествие Наполеона. Когда Запад начинает откровенно давить на наши западные рубежи, встаёт вопрос об этом споре славян между собою. Спор, к сожалению, зашёл далеко. И, мне кажется, из всего, что происходит сегодня, главное — драма Украины. Ни давление Соединённых Штатов, ни санкции, ни бездумная, иррациональная, глупая политика Европы, которая поворачивается спиной к России, и с каждым разом всё меньше сама стоит в мировой политике, утрачивая роль центра, где тысячу лет совершались события всемирного масштаба, — не это основные напасти. Драма Украины... Настоящая драма Русского мира в широком понимании. Думаю, что открытие памятника святому Владимиру, крестителю Руси, должно нам напомнить: вот она, колыбель, когда не было ни русских, ни украинцев, а была одна Киевская Русь и православные россы! Какова же сила этого импульса крещения нашей части ойкумены, что она вырастила на одном стволе такие мощнейшие ветви, которые сдуру осмеливаются ревновать друг к другу и соперничать.


Я согласна и с Джульетто Кьеза, и с Николаем Злобиным: мир действительно трансформируется. Ещё пять лет назад этого не было.


Страшны трансформации. Эксперты в самых разных аспектах не могут предсказать, что будет с Европой через 20–25 лет, причем не только из-за мигрантов, которые страшно меняют демографическое, мировоззренческое, экономическое пространство Европы. Эта тема на поверхности. Но что будет с европейским социальным государством, которым справедливо Европа могла гордиться, построив его после войны? Кстати, имея перед собой и пример советской социальной системы, хотя и достигла большего в чисто материальном выражении.


Европа, на мой взгляд, рухнет, по словам Константина Леонтьева, потому что «средний европейский человек есть всемирная угроза». И ещё: «А Европа сама в себе уничтожает всё великое, изящное и святое».


Патриарх говорил о другой дилемме, в цивилизационном разрезе, а я давно для себя сформулировала и кое-где это печатала даже, что сегодня дилемма России и Европы, которую не оставили своим вниманием все великие и крупные русские умы конца XIX и начала XX века, имеет совершенно другое измерение. Европа сегодня — пока ещё христианская, консервативная, цепляющаяся за свои традиционные ценности, противостоит Европе постмодернистской, либертаристской. И здесь Россия — часть консервативной, традиционалистской, христианской Европы. Мы вместе с ними, и я это чувствую в своем институте.


Сейчас, когда тормозятся и замораживаются межгосударственные инициативы в области культуры, наш институт востребован в несколько раз больше. Мы не можем рассадить людей на наших рядовых мероприятиях. Без конца получаем приглашения о партнёрстве.


Я думаю, что мы должны выжить и выдержать. Не было у России лёгких времён никогда. А когда её вдруг целуют и обнимают... Будьте настороже, потому что «бойтесь данайцев, дары приносящих».


Почему США в истерике? Ещё когда Путин произнёс Мюнхенскую речь, ещё когда Россия была слаба и никаких актов не осуществила в противовес американским, в глазах у Меркель уже был отсвет этой истерики… Вот что говорил Маркс о России: «И Европа, едва знавшая о существовании Московии, стиснутой между литовцами и монголами, с изумлением увидела на своих восточных границах огромную империю, и сам султан Баязит услышал надменную речь московита». А Баязит тогда был аналогом американского президента...


Поэтому не надо нам ничего бояться. Закончу тоже из Пушкина: «Но в искушеньях долгой кары, / Перетерпев судеб удары, / Окрепла Русь».

Вячеслав НИКОНОВ

Не совсем могу согласиться с нашим президентом, который однажды заметил: «Что русским хорошо, то хорошо для России». Можно сказать шире: «Что Русскому миру хорошо, то хорошо для России». И на эту тему я готов организовать дискуссию в следующий раз.


А что до предложения о министерстве по делам всех русских во всём мире… Я очень хорошо знаю российскую политическую и государственную систему. Если мы хотим что-то загубить, то надо создать суперминистерство. Поэтому точно не будем следовать заветам Николая Васильевича Злобина. Как не будем следовать и его совету о том, что Русский мир должен сильно меняться в изменившемся мире.

Пусть мир меняется, а Русь будет стоять на своем месте, где она стояла столетия и тысячелетия (аплодисменты). Как стержневое государство Евразии, коим она и остается.


Беда была в том, что на протяжении долгого времени Россия, распавшись, искала место под солнцем, а главное заключается в том, чтобы ей самой быть солнцем.


Журнал «Стратегия России», январь 2017 г.